Константин Иванович Забнин со времени создания Крымского ревкома работал в аппарате Наробраза. Внезапно новое горе обрушилось на семью — скоропостижно умер отец, а Нина и мать заболели сыпным тифом. Молодой организм Нины выдержал, а Ефросинья Васильевна умерла. Так Нина Константиновна почти одновременно потеряла отца и мать — соратников и единомышленников. Ослабевшая и перенесшая тяжкий удар судьбы, она не пала духом, выстояла и вновь с головой ушла в работу. До тех пор, пока на улицах встречались маленькие голодные оборвыши, Нина Константиновна самоотверженно боролась с детской обездоленностью. Молодая Республика Советов залечила раны. Жизнь в стране нормализовалась, покончено с разрухой и голодом. У Снежковой к тому времени был уже немалый опыт педагогической работы. Стремление к самосовершенствованию привело Нину Константиновну в Крымский педагогический институт им. М. В. Фрунзе на естественный факультет. Училась и работала, а в период летних отпусков она — экскурсовод Алуштинской турбазы. Снежкова отлично знала Крым, экскурсии ее были чрезвычайно интересны. В те времена в Крыму было всего два экскурсовода I категории, одна из них — Снежкова. Ее коллега и подруга, известный краевед М. Г. Кустова, рассказывает: — Нину отличало великолепное знание Крыма, в горах ей была знакома каждая тропинка. Восхищала она удивительной легкостью преодоления склонов любой крутизны. По ловкости и быстроте напоминала ящерицу. Вот только что она стояла на большой известняковой глыбе и буквально через секунду она уже высоко, среди зарослей. Удивительны были ее контакты с животными. На одном из экскурсионных маршрутов навстречу ей выползал леопардовый полоз, страшно пугая туристов. Но Нина вынимала из кармана рюкзака баночку с молоком и подносила змее. Полоз выпивал приношение и к великой радости замерших от страха туристов уползал восвояси. Как-то М. Г. Кустова обратилась ко мне с такими словами: — Вы, вероятно, пишете о ней только как о героине-партизанке? А я помню ее очень обаятельной женщиной. В ней была «сила женственности». Удивляло ее бесстрашие. При кажущейся внешней суровости (вероятно из-за немногословия) она была чутка и к людям, и ко всему сущему. Лит.: Рита Ногина. / Путь к подвигу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*