alushta_ix-xxСын симферопольских подпольщиков Волошиновых, еще мальчиком знал Нину Константиновну. Его родители, тоже учителя, на летние каникулы выезжали в Алушту для работы экскурсоводами. Леонид Иванович Волошинов вспоминает: «Нина Константиновна была замечательным человеком. Она умела понять детскую душу. Я, мальчишка, был очень к ней привязан». Вот что сказано у писательницы Е. Г. Криштоф: «Нину Константиновну Снежкову я знала хорошо, она была моей учительницей. Преподавала историю, и история в рассказах Нины Константиновны приобретала удивительное свойство: она приближалась к нам вплотную. Из того, что и как любила рассказывать Нина Константиновна, становилось ясно: наша учительница добра, конечно, но больше всего в людях ценит мужество. Больше других запомнилось утро, в которое, вместо того, чтобы сидеть за партами, стояли мы в балочке недалеко от города и слушали рассказ о первом Советском правительстве в Крыму, члены которого расстреляны вот здесь, у этих камней... Нина Константиновна не просто называла фамилии, она словно хотела передать нам эстафету мужества...» (Криштоф Е. Г. Алушта. Симферополь : Таврия, 1976, с. 12.) Я сама близко узнала Снежкову за два года до начала Великой Отечественной войны. А произошло это так. Нашу семью постигло несчастье - наш отец ушел в мир иной. Мне было тогда 14 лет, сестре — немногим больше. Маме, учительнице начальной школы, работавшей после потери отца в две смены, было нелегко. Нина Константиновна и мама были коллегами и друзьями. У них во многом были схожие судьбы. Мама так же, как Снежкова, в двадцатые годы работала в детских домах, а затем перешла в школу. Узнав о случившемся, Нина Константиновна приехала к нам и сказала маме: — Девочек ваших я забираю на лето к себе. Полагаю, у меня им будет неплохо. Лит.: Рита Ногина. / Путь к подвигу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*