Отсутствие публикации выводов и предложений Комиссии по крымскотатарской проблеме, одобренных сессией и, Постановления ВС СССР по данной проблеме вызывает тревогу и озабоченность нашего народа...» Тревога была более чем обоснована. Так, 6 декабря 1989г. состоялась встреча первого секретаря обкома КПУ Багрова Н.В. с представителями крымскотатарского народа (более 20 человек) в том числе из Новороссийска Тралов Р., Куку К., Яячик А.) Багров открыто выразил свое, т.е. всего партийно-хозяйственного руководства Крымской области, несогласие с выводами и предложениями ВС СССР. Шовинистическое руководство Крыма на решения Верховного Совета СССР от 14.11. 89 г. и 28.11. 89 г. на стремление народа к возвращению на родную землю ответило дегирменкойским погромом, учиненным 14.12. 89 г. в селе Запрудном над группой крымских татар, добивавшихся предоставления им земельных участков для индивидуального жилищного строительства. На этот погром народ, Движение ответили шквалом возмущения. Так в резолюции собрания от 16.12. 1989 г. (Фергана) было сказано: «..Идеологическое наступление, суть которого т. Багров Н\В.приоткрыл в своей беседе в обкоме с группой крымских татар 6.12. 89 г. перед отбытием в Москву, было продолжено 14.12. 89 г. в д. Дегирменкой. Предшествовавшие события описаны в «Крымской правде» народным депутатом Цавро Ю.С. и состоят в том, что доведенные до отчаяния семьи крымских татар заняли пустующие земли Алуштинский ГИК после долгой осады, разоблаченный в своей шовинистической ненависти, убрал милицейские заслоны и решил отвести земли для пяти семей ветеранов войны. Это была, оказывается, идеологическая перегруппировка сил, потому что 14.12. 89 г. в 10 час. 15 мин. На штурм ветеранов войны обкомовское воинство попыталось повести «народное ополчение»... Под руководством зампрокурора Алушты Любиновского, полковников УВД т. Окуленко и Баранчука, зам. директора совхоза около 300 бойцов спецвойск, милиции, поддержанные вертолетом, ринулись на штурм ветеранов войны — крымских татар... 59 летнего Чаруха Ридвана, партизана-связного Южного Соединения, держали пятеро «идеологических бойцов», а участковый лейтенант Руденко бил его дубинкой, потом передал дубинку своей жене для продолжения «урона». Эта сцена является комментарием к словам т. Багрова Н&. — 1 секретаря обкома о том, что он «заставит депутата Цавро Ю.С. публично извиняться за свою статью от 25.11. 89 г.» Тогда пострадало от избиений и террора 35 крымских татар (в т.ч. пожилые люди, женщины). Эта акция была приурочена к началу II Съезда народных депутатов СССР, «точно также, как к I Съезду были приурочены акции ферганских событий. Но «идеологам «крымского чекана не дано торжествовать победу, потому что против них стоит политически зрелый народ который учел политические уроки Сумгаита, Ферганы и хорошо знает повадки и тайную структуру заговора против Советской власти, начато 18.05.1944 г. Столкнуть крымскотатарский народ с русско-украинским переселенческим населением Крыма... крымским коррупционерам не удастся», отмечалось в резолюции 16.12. 89 г. В эти же дни команда М. Джемилева устремилась в Москву опротестовать выводы и Предложения Комиссии ВС СССР. Одновременными акциами в Крыму (Багровы) и Москве (Джемилев и Ко) должна была быть заблокирована работа II Съезда по крымскому вопросу. Лит.: Из истории национального движения крымских татар. / А. Хуршутов, А. Яячик.