Безаппеляционная и лживая политика руководства КПСС, построенная на проволочках, оттяжке и обмане, нашедшая воплощение в чудовищном сообщение ТАСС (которое в очередной раз было призвано обелить геноцид 1944 г. против крымскотатарского народа), дала неожиданный для ее авторов обратный результат — она лучше всего агитировала крымских татар на повышение их политической активности (конечно же был расчет спецслужб пустить эту активность по другому руслу, но он в целом не оправдался). Опровергая ложь партийного и государственного руководства, требуя восстановления попранной справедливости, национальное движение призвало соотечественников ответить потоком писем, телеграмм, собраниями и митингами. Как только начала работать объявленная Госкомиссия, Движение в Краснодарском крае делегировало в Москву 8 человек (из Крыма приехали двое — Сеитваапов Э. И Касич М., с юга Украины — трое). Представители повезли с собой резолюции собраний и многие сотни писем от соотечественников — живой голос народа. 28 сентября 1987 г. в Президиум ВС СССР было сдано 650 писем (индивидуальных и семейных) из Новороссийска, в т.ч. из Цемдолины — 144, из Бориеовки — 119, из п.Мыс-хако — 78 ст.Натухаевской — 40, Гайдука, Владимировки и Кириловки — 52, других — 8. В тот же день чиновник Президиума ВС СССР А.Н.Мо-локоедов принял 13 крымских татар. По его поведению было ясно, что власть не хочет слышать народ. После разговора с ним подозрения в антинародном характере громыковской комиссии только усилились. Запомнились слова Молокоедова: «... вам нужно разъезжаться на места и ждать результатов работы комиссии. Находиться в Москве не следует. Письма можно не привозить.» Но письма привезли еще. Лит.: Опубликовано в газете «Арекет», № 9 (36) от 28.11. 1997 г.