Разбираясь в причинах духовного кризиса, пережитого поэтом в 1919—1920 годах, необходимо, на мой взгляд, учитывать и следующее обстоятельство. Долгие годы «тяжелых бедствий»—война, голод, разруха—разворотили не только бытовые, но и душевные «уюты»... Столь внезапное обнажение человеческой природы для Есенина с его склонностью к идеальному, с его острой, почти болезненной реакцией на все некрасивое, и в прямом и в переносном смысле, не могло, разумеется, пройти бесследно. Я думаю также, что внезапно настигшее Есенина чувство растерянности крайне усугублялось предчувствием скорого раскола со своим отчарем. Пока пропахший соломой мужик был недоволен продразверсткой, Есенин был волен толковать его недовольство как проявление вековечной вражды ко всему «городскому». Но как только жизнь начала «входить в берега», поэт не мог не почувствовать, что он со своей романтической фрондой ко всему железному, и в том числе к железному коню,— повисает в воздухе. Есенин был слишком умен и слишком хорошо знал психологию русской деревни, чтобы долго обманывать себя... Вот так страна! Какого ж я рожна Орал в стихах, что я с народом дружен? Моя поэзия здесь больше не нужна, Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен. Строфа эта — из стихотворения, написанного в 1924 году, однако предчувствие «раскола» начало преследовать Есенина гораздо раньше, начиная с 1919 года — года «Кобыльих кораблей»... Словом, Есенин, разорвав с Петроградом и снова обосновавшись в Москве (в 1918 году), неожиданно для себя оказался вне всякой «купницы», чего, при всей своей демонстративной индивидуальности, очень боялся. Кроме того, в Москве 1918 года его недолгая петербургская слава не значила ничего, о ней здесь если и слышали, то мельком... В этих сложных обстоятельствах встреча с Мариенгофом не могла не обрадовать, ведь тот тоже чувствовал себя в Москве провинциалом, а кроме того, умел выделывать образы, словно бы побывавшие на его, есенинском, гончарном круге: А вечером — Оттуда, из Замоскворечья Привезут розовые кони Зари Другое небо. Лит.: Поэтический мир Есенина / Алла Марченко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*