Дробязко не терпелось спросить, как поживает во взводе Амин-заде. Он считал его основным виновником случившейся неприятности, хотя в душе поругивал и Сукуренко: «Новичка на такое дело брать! Мальцев тоже хорош, не мог подсказать, и подполковник согласился...» И самого себя он ругал. Но больше всего в душе разносил капитана Рубенова: «Принюхивался, ходил тут...» В тон его мыслям отозвался Мальцев: — Я этого Аминя стругал-стругал. Говорю, как же это ты сообразил? Разводит руками, плачет: «Пусть меня в штрафную посылают, командира не трогай, он не виноват». Не трогай... Вызвали... Шел бы ты, Вася, к нам во взвод. Аминь, он, этот заде, ничего парень, вроде бы нашенский. Но мы с тобой здорово сработались бы. — Я говорил подполковнику, обещает отпустить... Мальцев вновь начал «стругать» Амин-заде. Дробязко остановил его: — Хватит ругать — растерялся парень. — Эх ты, служба,— махнул рукой Петя,— всех бы ты жалел. Сам же говоришь: Аминь, Амипь... Надо бежать во взвод,— Он вскочил, потер рыжеватый хохолок, бросил в сторону немецкой обороны: — Эх и устроим же мы им спектакль на берегу Черного моря! ...Зуммеры утихли, в командирской землянке на какое-то время наступило затишье. Кравцов кликнул Дробязко: — Василий Иванович, заходи. Чем мы с тобой можем подкрепиться? Лит.: Салут Марине // Камбулов Н. И. // Воениздат. 1982г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*