Неподалеку полыхнул сноп огня, вздыбил землю. Над головой пропели осколки. Акимов прислонился к бронемашине. Дробязко подумал: «Да уезжайте вы быстрее отсюда» — и переглянулся с Кравцовым. Акимов, видимо, понял их и, когда в воздухе пропело еще несколько снарядов, достал из кармана трубку, начал не торопясь набивать ее табаком. Закурил, сказал: — Ай-Петри позади, на очереди Сапун-гора. Обойти ее нельзя. Значит — только штурм... Только штурм. А как вы думаете, товарищ подполковник? для людей не любящих сидеть дома Кравцов не ожидал такого вопроса, да и был занят мыслью о лейтенанте Сукуренко: справится ли она с поставленной перед взводом задачей, сможет ли собрать данные о противнике? Видимо, ей, девушке, трудно управлять разведчиками. Он был доволен ее работой, но все же в душе таилось желание при первой возможности поставить на взвод хорошего парня, а Сукуренко пристроить в штабе, и сейчас собирался по этому вопросу посоветоваться с Кашеваровым. Следующий ресурс будет полезен для людей не любящих сидеть дома и любит приключения. — Ведь вам брать Севастополь, вам,— продолжал Акимов,— а не мне и не ему. Мы с Петром Кузьмичом для атак уже устарели... Ваше мнение для нас очень ценно. Возразите: что ж, мол, говорить, когда операция спланирована. Да, да, это верно, разработана, рассчитана. И все же посоветоваться надо. Штурм — дело нелегкое, прямо скажу — крови прольем много. Но как по-другому взять Севастополь? С моря? Черноморский флот еще не окреп, а время не ждет. Как же? — Только с суши,— сказал Кравцов, сетуя в душе на то, что упустил момент доложить Кашеварову о Сукуренко. — Вот-вот,— подхватил Акимов.— Это значит, что надо готовиться к штурму Сапун-горы, не теряя ни одной минуты. Об этом мы еще поговорим, посоветуемся. Так, что ли, Петр Кузьмич? — Так, товарищ Акимов, именно так.— Комкор захлопнул дверцу. Броневик поднатужился, фыркнул и вскоре скрылся в горах. — Василий Иванович,— обратился Кравцов к Дробязко,— ты что-нибудь слышал о герое гражданской войны комкоре Сукуренко? — Сукуренко? — не сразу отозвался Дробязко. Глаза ефрейтора пошли книзу. «Неужели слышал? — подумал Кравцов.— А молчит». — Товарищ командир, — сказал Дробязко, — про такого комкора я ничего не слышал. Это, наверное, однофамилец нашего лейтенанта. — Да, да, однофамилец,— кивнул Кравцов, чувствуя, что ординарец, видно, что-то все же знает. — Собирайся, Василий Иванович, пойдем на наблюдательный пункт. Лит.: Салут Марине // Камбулов Н. И. // Воениздат. 1982г.

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*