Наконец досада притупилась, и Дробязко через некоторое время из услышанного разговора понял, что седовласый в кожаной тужурке действительно главнее комкора, что фамилия eгo Акимов, и Дробязко вдруг вспомнил, что много раз видел его портреты в книгах и календарях; и еще из разговоров Дробязко узнал, что Москва торопит быстрее очистить Крым от немецко-фашистских захватчиков, что впереди, недалеко от Севастополя, на какой-то пезнакомой ему, Дробязко, Сапун-горе, гитлеровцы создают крепость — сплошную многоярусную линию из железобетонных укреплений и что Гитлер приказал какому-то генералу Енеке надежно закрыть этой крепостью ворота на Балканский полуостров, лишить русских возможности использовать Черное море. Когда, по-видимому, все было переговорено, Акимов, сворачивая карту и кладя ее в сумку, встретился взглядом с Дробязко. — Ты что же не спишь?—сказал Акимов и покачал головой. — Ординарцы не спят,— вскочил Дробязко, вытягиваясь в струнку. Акимов похвалил: — Молодец, москвич! Чай можешь организовать? — И к комкору: — Петр Кузьмич, ты не против закусить? Кашеваров подозвал к себе Дробязко, показал рукой в окошко. — Видишь, стоит бронемашина? — сказал он.— Там мой адъютант, лейтенант Сергеев, пусть организует поесть. — Петр Кузьмич, отставить,— вдруг перерешил Акимов.— Времечка в обрез, меня ждут переговоры с Москвой. Вместе с ними вышел и Дробязко. Кашеваров на ходу еще раз напомнил Кравцову, что именно утром, в 9.00, корпус атакует немцев и что Кравцов обязан к полуночи иметь необходимые сведения о противнике на своем участке, чтобы не попасть впросак и не подвести соседние части. — Свяжите меня с начальником штаба,— сказал Кашеваров связисту, сидевшему в броневике. Ему подали микрофон. Он откашлялся, сбил на затылок фураяіку, щелкнул переключателем.— Говорит ноль два,— начал Кашеваров. Язык кода был непонятен Дробязко, и он с любопытством рассматривал Сергеева, заметил на груди у него нашивки о ранении. По их цвету определил, что лейтенант имел одно тяжелое ранение и одну контузию. «Вот так ординарцы портянки стирают»,— невольно пришло в голову Дробязко. Лит.: Салут Марине // Камбулов Н. И. // Воениздат. 1982г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*