Oct 272014
 

Мне Париж, Желанная и знакома Власть забвенья, хмель твоей отравы. Ах! В душе пустыня Меганома, Зной, и камни, и сухие травы … », – писал о нем Максимилиан Волошин. Это – самый загадочный мыс на всем Крымском полуострове. К тому же легенды о нем – не выдумки наших дней. Еще древние греки утверждали, что на Меганоме расположен вход в царство мертвых – Аида! А переводится название это как «огромный город». Говорят, здесь жил мифический персонаж Циклоп, которому боролся Одиссей. Есть здесь даже жилье одноглазого чудовища Далее…

Oct 012012
 
Грязевые вулканы в Черном море: необъяснимая гибель судов в Черном море

Сопоставление местонахождения подводных грязевых вулканов и рекомендованных трасс движения судов показывает, что многие из последних пролегают через районы развития грязевого вулканизма. И в наши дни в Черном море ежегодно погибают суда. Как правило, причины аварий выясняются специальными комиссиями. Большинство случаев их гибели тщательно расследуется и причина аварии выясняется. Тем не менее, в последние годы имели место по меньшей мере две катастрофы, объяснение которых затруднено, и причины аварии непонятны. Исчезновение крупного грузового судна «Амира-1» заслуживает внимательного рассмотрения, так как оно произошло в районе развития активного грязевого Далее…

Aug 222012
 
Мистические места Крыма: ХРАМ ПАНАГИИ В АРПАТЕ

Пройдя от села Зеленогорье ( местные не признают это советское имя и на въездной табличке гласит АРПАТ (с греч. «захват, похищение») совсем немного скрюченную узость каньона, точнее скального «горла», где взрывается и гневается речной поток, прыгая по скальным перекатам, обрывам, водопадам, желобам. Бегущая вода была подобна белому облаку, сквозившему среди грозовых скал, рассечённых гигантской молнией. Гонимые земной силой прозрачные каскады неслись по острым руслам, скрещиваясь, обнимаясь и вновь вырываясь на волю пенного падения. На пути железные лесенки для подъёма туристов, площадки для перевода дыхания и Далее…

Aug 222012
 
Мистические места Крыма: ТАВРСКАЯ ПЕЩЕРА

Я стою у подножия белого обрыва и смотрю вверх на скалы. Отвесные, разноцветные – белые, розовые, кирпичные, иногда с черными полосами. Рельеф и формы натеков, надо мной поражают и удивляют: складки, мощные выступы, вздутия, вспучивания чередуются с провалами, красными “розами”, скульптурными изваяниями исполинов, надбровными дугами, нависающими козырьками-плечами, сдерживающими каменную тяжесть. И во всём облике пугающая ярость скального обрыва. И неожиданно мелькнувший лик тавра, загорелый, иссушенный ветром и вольностью жизни, иссечённый скальными морщинами с задубевшей от мороза суровыми складками. Но глаза, как весенние первоцветы – ясные Далее…