Первый советский водолазный врач Константин Павловский вспоминал: «Нам казалось, что найти "Принца" будет не так уж трудно: он был единственным железным судном, погибшего в том урагане. Подходы к Валак-Лавская бухты были разбиты на квадраты, и начались поиски. Дно моря было сплошным кладбищем деревянных кораблей. Сначала мы проходили мимо остатки из мореного дуба, цепей, якорей, мачтовых кованок, но кто-то предложил заняться заодно подъемом всего ценного, что попадалось на пути. Наконец операции эти так развились, что нужно было увеличить количество водолазов и создать специальную подъемную группу ». Однако ныряния, продолжавшихся в течение года, ничего не дали. Сто тысяч советских рублей были потрачены впустую, если не учитывать тот факт, что удалось найти местонахождение «Принца». Правда, он был завален песком и обломками скал. Говорят, итальянцы тоже думали, что нашли место гибели английского кра-сеня. По рассказам очевидцев, они обнаружили на дне металлические буквы - остаток названия корабля. На радостях даже устроили торжественный обед. Но потом из-за неудач при поиске сокровищ историки начали сомневаться в том, что нашли именно «Принца». Зощенко отмечает, что его коллега Куприн описал находку в рассказе, однако там фигурируют буквы, из которых можно составить название «Черный принц», но корабль на самом деле так никогда не назывался. Поэтому история эта напоминала обычную выдумку для дилетантов … А советская экспедиция была точно уверена, что ей удалось найти таки «правильные остатки», однако денег на просеивание песка Балаклава-ской бухты партия уже не было. Через несколько лет пароходом заинтересовались японцы. Они предложили СССР, кроме финансирования проекта, 60% «неубитого медведя», точнее, ненайденного золота. И снова начали копошиться на дне. К тому же для спуска на огромную глубину им батискаф не был нужен! Вот что пишет Михаил Зощенко: «Японцы специально прибыли в Севастополь, где демонстрировали свою знаменитую маску. В этой маске (без скафандра) водолаз мог спуститься на глубину пятидесяти сажен. И строение этой маски была в высшей степени оригинальная. Маска закрывала только глаза и нос водолаза. А рот и уши оставались открытыми. Водолаз брал в рот какие-то небольшие щипчики, которые соединялись с маской. Весь ее секрет заключался в умелом и особом дыхании. Воздух качали шлангом, водолаз вдыхал носом и, не разжимая рта, выбрасывал его в воду. Поражало то, что поднятие и спуск водолаза происходили без каких-либо замедлений. Японец бросался вниз головой, как ныряльщик, а не как водолаз. И вытаскивали его из воды тоже без всякой страховки в случае «кессонного заболевания». Сама маска была толстым овальным стеклом в металлическом никелированном ободке. Директор позволил внимательно осмотреть маску, но при этом, улыбаясь, сказал, что европейцам с этой маской делать нечего, что эти маски рассчитаны на специфику японского водолаза. «Европа может сколько угодно изучать эту маску, но воспользоваться ею невозможно. Европейский водолаз не имеет нужного душевного склада. Он под водой подвержен задумчивости. И может так случиться, что, находясь на почве, он, вопреки необходимости, хотя бы слегка или на секунду откроет рот, и тогда его ждет печальная судьба человека, захлебнулась на страшной глубине. С японским водолазом не может ничего такого случиться. И, между нами говоря, эта маска рассчитана на него ... Вся мировая пресса интересовалась этим делом. Репортеры и работники кино ежедневно приезжали в Балаклаву с надеждой узнать о сенсации. Это была полностью золотая лихорадка ».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*