Шедевр, построенный на спор дерзким эпатажным поляком-архитектором Лешеком Дезидерия Владиславом Городецким на современной Банковой улице, не только окутанный мистицизмом, но и исполняет желания! Однако заказать что-то себе здесь можно только раз в жизни. Нужно найти на доме крокодила и, глядя на него, загадать про себя заветную мечту. Говорят, непременно сбудется.

Произведение «польско-киевского» гения архитектуры в стиле модерн появился в самом начале XX в. на вполне неприемлемой с точки зрения строительства, участке – склоне холма, на месте высушенного Козьего болота. На доме нет ни одной химеры, несмотря на название. Зато есть слон, шикарные лягушки и орел, рядом с которым вы найдете фамилия настоящего автора этих фигурок, прославивших особняк. Прочитайте, и вы удивитесь – там не будет фамилии Городецкого. Эта тайна известна преимущественно историкам и Киево-знатокам. Не каждый киевлянин скажет вам, кто создатель всей этой бетонно-цементной живности. Украсил здание близкий друг Владислава Городецкого – итальянский скульптор Элио Саля. Но надо признать, что он сделал их по эскизам автора здания. Автограф «Е. Sala 1902 », выцарапанный на бетоне, вы увидите, присмотревшись к постаменту, на котором лев борется с орлом.

Вы знайте, что у любой грыжи есть риск ущемления? Так, ущемленная пахово мошоночная грыжа у мужчин требует срочного лечения в отличие от аналогичных неущемленных грыж. Подробно на сайте www.hernia.ru

Сколько в Доме с химерами этажей? Кто-то скажет три, кто-то – шесть. И оба будут правы.

Внешность и часть интерьеров этого шедевра появились благодаря увлечению Городецкого сафари. Он принадлежал к десяти лучших «африканских» охотников, среди которых были президент США Теодор Рузвельт и граф Потоцкий. Но киевляне любят рассказывать и другую, очень печальную историю. Мол, всех этих русалок и осьминогов Городецкий создал в память то ли о дочери, то ли о жене, что утонула или в Средиземном море, то ли в Днепре. Правда, здесь и вышла неувязка – жена-красавица Корнелия Марр пережила своего мужа на 30 лет, а дочь дважды была замужем за уважаемыми людьми, даже не думая топиться. Однако у бывшего хозяина этого участка профессора-медика Фридриха Меринга дочь действительно утонула. Но вряд ли архитектор думал об этой истории, когда строил свое жилье.

Еще одна тайна дома, о которой каждый гид вам расскажет. Именно это здание навило Булгакову такие строки: «Под ветвями верб, усеянных нежными пушистым серьгами, Видным в луне, сидели в два ряда толстомордые лягушки и, раздуваясь, как резиновые, играли на деревянных дудочках бравурный марш … Марш игрался в честь Маргариты. Прием ей оказан был самый торжественный. Прозрачные русалки остановили свой хоровод над рекою и замахали Маргарите водорослями, и над пустынным зеленоватым берегом простонал далеко слышны их приветствия … ». Булгаков даже говорил, что без «химер» не было бы ни Азазелло, ни Воланда.

Городецкий жил в этом доме десять лет, занимая квартиру №3, а остальные сдавал в аренду. Он угощал своих постояльцев свежим молоком, которое давали его коровы, пасшиеся на лугу у здания. Правда, обладатель желал не так угодить жителям, как угодить себе, ведь он обожал крепкий утренний кофе со сливками. Именно таким, с маленькой чашкой этого напитка, его уже в XXI веке. изобразили киевские мастера, воплотив в бронзе в киевском Пассаже, возле улицы Городецкого.

Чтобы заработать свои капиталы и в результате построить эпатажное семейное гнездо, Городецкий с юности брался за все. Он разрабатывал дизайн ширм для переодевания и ювелирные украшения, строил склепы и даже делал инженерные проекты канализации. Получал деньги он и на стрелковых турнирах за рубежом, привозя оттуда по 10-20 тысяч рублей – суммы баснословные. Все накопленное добро ушло на строительство Дома с химерами.

В особняке были огромные ледник-холодильник, прачечная, конюшни. На каждом этаже располагалась фешенебельная квартира, состоящая из восьми или десяти комнат. Глаз жителей радовал не только экстерьер дома, но и внутреннее убранство: роскошные камины, лепнина в виде жирненьких подстреленных куропаток, отличные лампы – рогатые горные козлы, росписи а-ля морская бездна. Одну из залов Городецкий превратил в необычный «огородик», сделав лепнину в виде тыкв с ананасами и свеклы с киви. Антураж пришелся жителям по вкусу. Здесь, например, квартировал премьер Украинской Народной Республики Всеволод Голубович.

Однако дела у архитектора шли не очень хорошо, и в 1913 Городецкий был вынужден продать особняк. После Октябрьского переворота здание национализировали и «осквернили» коммуналками, позже здесь разместили Ветеринарное управление Киевского военного округа и больницу ЦК КПУ. Затем, уже после обретения Украиной независимости, дом долго стоял полуразрушенным, весь в трещинах и без прежнего лоска. По легенде, сам архитектор проклял дом, сказав на прощание: «Здесь смогут счастливо жить только потомки рода Городецкого». Возможно, это так. Став резиденцией президента Украины, дом «поправил», пройдя двухлетний капремонт, но радовать киевлян он, как и раньше, может очень редко. Это – режимный объект, экскурсии в котором организуют довольно часто. В кабинете Городецкого – гардеробная для главы государства и его высоких гостей, все здание – в защитных приспособлениях от подслушивания, а в окнах – бронированные стекла.

Не всем и не всегда нравился этот особняк. Например, поэтесса Ольга Анстей в 1930-х pp. создала «антиоду»:
«Безвкусный фантазер, манерный мим
Тебя придумал в сне самолюбив.
Над площадью заносчивым массивом
Ты вырос, удивлен собой самим! ..
Ты все кричишь, недвижностью томим,
Но суждено коснеть хвостатым чудесам
И необузданных нереев гривам
Застынуть в судорогах пантомимы! .. »

Просмотров: 1,318

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *