Не только опыт последних лет показал, что почва и климат Гераклейского полуострова столь же благоприятны культуре винограда, как и крымское побережье; ведь уже в античности, за четыре столетия до нашей эры, этот полуостров был покрыт виноградниками, винподвалами и амфорами. Кроме того, это доказывает надпись, найденная в 1794 г. в руинах Херсона, где народ венчает венком из плюща Агасикла, который размежевал виноградники на равнине. Эта культура составляла отрасль экономики и торговли херсонесцев. (*Waxel L. Recueil de quelques antiquites trouvees sur les bords de la Mer Noire, n 4; Clarke. Voyage...p. 117. Сегодня она находится в музее г. Николаева.) Г-н Бардак, капитан Севастопольского порта в 1803 г., успешно вновь завел виноград на почве, где татарские стада овец и коз его было истребили. В порядке опыта он насадил близ Севастополя на склонах оврага, открытого на оконечности южной бухты, маленький виноградник, куда выписал саженцы из Смирны; успешные результаты поощрили других частных лиц, среди них г-на Чернявского; и в 1834 г. г-да Бардак-сын и Чернявский получили красное вино, ни в чем не уступавшее ни по качеству, ни по вкусу, ни по цвету лучшим винам остальной части Крыма. Я не стану ссылаться только на свой собственный опыт, который может вызвать сомнения; но я призову в свидетели знатоков, которые отнюдь не были заинтересованы в том, чтобы хорошо отзываться об этом вине; в том числе на мнение барона Беркгейма, который считался обладателем вина лучшего качества в Крыму. Отведав вина г-на Бардака, он сказал, что, по меньшей мере, они не хуже его собственных. Я никогда не забуду его удивления при этом открытии. Ведь эти вина неизвестны; они не имеют репутации, поскольку г-да Бардак и Чернявский, в отличие от графа Воронцова и княгини Голицыной, не располагают средствами для рекламы своих вин. Г-н Бардак продавал свое вино по 6 руб. ассигн. за ведро (50 сантимов за литр = 1 франк за кувшин); он не находил никакой выгоды в усовершенствовании приготовления вина, которые остались бы неоплаченными; он удовлетворился производством вина для своих собственных нужд. Это превосходство севастопольских вин объясняется, пожалуй, природой почвы, состоящей из обломков известняка-ракушечника третичной эпохи и из вулканического пепла и прочих остатков; основу, на которой покоится возделанная земля, составляет сам известняк. Компании вин следовало бы закупить продукцию Бардака и Чернявского, если она хочет предоставить любителям нечто национальное, ибо они именно таковы, какими должны быть, и цена их позволила бы на этом спекулировать; не то, что у собственников побережья, надеющихся добиться образцов, которые напоминали бы иностранные вина, и требующих за них непомерно высокую цену, рассчитывая вернуть как можно скорее то, что вложено в их предприятие. Если я скажу, что видел небольшие количества этих новых вин, за которые просили 24 руб. ассигн., что составило бы 2 франка за литр, станет ясно, что подобные цены исключают всякую спекуляцию. Так обстоит дело с большей частью вин побережья, хотя и по более умеренным ценам. Я закончу этот краткий обзор некоторыми данными о ценах на землю, об их соотношениях, и о других вопросах. Об этом в следующей статье. Лит.: Дюбуа де Монпере Фредерик. Париж, 1843 г. // Путешествие в Крым. // Перевод с французского Т.М. Фадеевой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*