Слова, ставшие для нас священными символами... Или пример иной, пусть не связанный с героическим прошлым, но тоже по-своему красноречивый,— топоним-очевидец, свидетель былой, давно ушедшей жизни. В книге «Имя дома твоего. Очерки по топонимике» Лев Васильевич Успенский пишет: «...Было до недавнего времени в Крыму... маленькое древнее селение... Т а р п а н ч и. Что значит это слово?.. Тарпанчи — это «ловец тарпанов», «охотник на диких коней». А не может ли быть так, что когда-то на месте, так названном, жил... смелый наездник, опытный ловчий, сделавший своей профессией небезопасное, но прекрасное занятие— погоню за быстрыми как ветер дикими табунами, отлов самых лучших кобылиц и жеребчиков и, вероятно, продажу их на шумливых конских рынках Востока... Достаточно того, что на карте Крыма совсем недавно было еще можно прочесть имя Тарпанчи, чтобы сказать: тарпаны в Крыму водились». Нельзя не согласиться с писателем, что замену этого имени оправдать нечем, какой бы ни была замена: «...Очень грустно бывает, когда старые полновесные названия стираются с карт, заменяясь новыми, случайными. Так же горестно, как если срубается древний, видевший столетня дуб, и на его место сажают молодой кудрявый, никому ничего не говорящий тополь, точно такой, как на всех городских бульварах». Лит: Святослав Сосновский. // Блеск и нищета крымской топонимики.

***

Источник: http://vahstavropol.ru/ .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*