Топонимы — это тоже история и память, подобно древнему кургану или надгробию над могилой героя. Как всякий памятник, они нуждаются в защите. «Следует ввести закон,— предлагает писатель Лев Успенский,— позволяющий переименовывать города, озера, горы, даже деревни и улицы только в случае особой необходимости, только по разрешению самых высших учреждений страны, только после совещания с учеными специалистами. Потому что упразднить старое имя — это то же, что сжечь старинную книгу, то же, что на древнем потемневшем холсте написать веселенькими красками новую картинку — еще одну копию шишкинских «медведей» или «Девятого вала» Айвазовского. Это — варварство!»

Вернемся к нашей теме: древнейшие топонимы, их истолкование. В этот список можно включить еще несколько названий, в которых угадывается таврская (индоарийская) основа.

Камышовая бухта (Севастополь) . Клавдий Птолемей называет ее Дандаке. ‘Гаврское Дандака — «камышовая».

Керчь. Скорее всего, от крка — «горло». Смысл слова: «селение при горловине», т. е. излучине моря.

Мангуп. Тюркское пазвание — Баба-Даг «отчая гора». Близкая аналогия: ипдоарийское майаи-кап, или ман-кап —- «материнская гора».

Сем ид ворье (село близ Алушты). Тюркское его название — Еди-Евлер и греческое Ептаспитии с тем же значением — «семь дворов». В средневековых итальянских источниках — Казале де ло Сдаффо, или Осдаффум. По свидетельству Плиния Старшего, в восточной части Таврики жило племя сатауци-, Сдаффо — явно переделанное на итальянский лад название племени сатауци — сатавки, восходящее к индоарийскому (таврскому) сатт-аука «семь жилищ».

Урага. Возможно, от урага — «змея». Очертания горы в известной степени оправдывают эту метафору.’

Как известно, не весь текст «Слова о полку Игореве» поддается прочтению: некоторые слова и целые строки были испорчены переписчиками и теперь непонятны. Так и в знаменитом «вещем» сне Святослава. Напомним читателю эти строки: «А Святослав темный сон видел в Киеве на горах. «Ночью этой, с вечера, накрывали меня,— сказал,— покровом черным на кровати тисовой; черпали мне светлое вино, с горечью смешанное; сыпали мне из пустых колчанов половецких крупный жемчуг на грудь и величали меня. И кровля уже без князька в моем тереме златоверхом, и всю ночь с вечера серые вороны у Плеснеска па лугу граяли…»

На этом, как правило, перевод обрывается. Далее в древнерусском оригинале «темное» место: «беша дебри Кисапи и несошася к синему морю». Это место удалось прочитать Олегу Николаевичу Трубачеву, видному советскому языковеду, члену-корреспонденту АН СССР: «…были (вороны,— Ред.) в долине Кисанской и понеслись к Азовскому морю». Синее море в древнерусской литературе — это Азовское море.

Лит: Святослав Сосновский. // Блеск и нищета крымской топонимики.

 

ремонт однокомнатной квартиры студии

Просмотров: 1,979

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *